Индустрия | Ролевых | Игр | На | Русском | Языке
ИРИНРЯ
1989 | 1990 | 1997 | 1998 | 1999 | 2000 | 2001 | 2002 | 2003 | 2004 | 2005 | 2006 | 2007
[] Форум ИРИНРЯ
|-[] Архив 2001 года
    |-[] Rolemancer
        |-[] Общие статьи о RPG
Дварфы, дети подземелья
Abash
21/08/2001
Abash

Все, что вы прочитаете ниже, есть плод измышлений автора, и отражает лишь его личное мнение на поставленные вопросы. Повторюсь, это личное дело каждого, читать или не читать эту статью, также, как личным делом автора было писать или не писать этот опус.

Месяцев пять назад, я выложил на Ролемансере статью «Эльфы, как они есть». В вводной части той статьи я заявил, что подобные статьи, посвященные остальным фэнтэзийным расам, будут вскорости написаны и опубликованы. Однако жизнь - штука непростая, и приступить к написанию заявленных продолжений я смог лишь сейчас. Предыдущая статья, посвященная эльфам, вызвала довольно неоднозначную реакцию. Поэтому здесь я по мере сил учел те недостатки, на которые мне указали придирчивые читатели.

Особую благодарность я выражаю Маккавити за ценные консультации в области оружия и техники работы с ним. Также хочу поблагодарить всех посетителей Редакторского Форума, которые уделили редактированию данного опуса свои время и силы. Отдельно благодарю коллектив PBEM «Остров Дьявола», без редакторской работы которых эта статья тоже не стала бы такой, какая она есть.

Народ, о котором пойдет речь ниже, в англоязычных ролевых системах по традиции называют dwarves. Недавно «Гильдия Переводчиков» сайта Ролемансер приняла стандарт, по которому данное слово следует переводить, как «дварф». Подобными стандартами я собираюсь пользоваться и в дальнейшем.

Вводная.

Итак, речь в этой статье пойдет о дварфах. Дварфы оказались второй по популярности расой среди многочисленных народов, населяющих сеттинги и фэнтезийные миры.

Родословную «наших» дварфов, то есть народа, который живет в ролевых играх, вероятнее всего следует вести от карликов-цвергов, которые появляются в германской традиции 9-10 века. Грубо говоря, цверги – это духи земли, также как альвы – духи воздуха. Скандинавы в «Старшей Эдде» причисляют дварфов к первосозданным народам наряду с великанами, эльфами и людьми. Уже тогда появляются основные черты, по которым можно будет отличить дварфа. Это большая сила, любовь к золоту, жизнь в камнях (скалах, горах). Эддические дварфы – владеют магическими предметами большой силы и огромными богатствами. Их мудрость сравнима с мудростью «турсов» - великанов и богов. Они бледны и при свете солнца каменеют. Однако уже в легендах 11-12 века происходит эволюция образа дварфов. «Отрицательные» дварфы выступают в качестве врагов героев-людей.

К примеру, дракон Фафнир был змеиной формой одноименного дварфа, а наставником его убийцы – Сигурда/Зигфрида – был его брат Регин. В «Песне о нибелунгах» тоже есть образ «положительного дварфа». Его имя Альбрих. Он владеет плащом-невидимкой и золотым кистенем. В бою по доблести он опять же уступает лишь Зигфриду. Взять над дварфом верх супергерою удается лишь после «атаки в бороду» - сосредоточение магической силы карлика.

В дальнейшем все волшебные народы теряют в росте, и в «народных» сказках они уже все называются карликами: и леприконы, и «человечки Тим-пим-пе», и «карлик из Шварцвальда», и многие другие.

Все переменилось с изданием «Властелина колец». Дварфы становятся в ряд добрых народов, бьющихся со злом, приобретают бороды, любовь к «барукам» и крепким напиткам, и нелюбовь к воде. Однако магия дварфам все еще присуща – они рисуют волшебные карты и строят волшебные же строения. Здесь же проступает мотив повышенной по сравнению с людьми устойчивости дварфов к магии и прочим напастям. Их силами воздвигаются лучшие постройки Средиземья, об их успехах в металлургии не устают писать продолжатели дела Толкиена. Собственно именно в этом виде – крепкий невысокий бородатый мужик с топором, закованный в броню «по самое не хочу» - дварф появляется на сцене хоббитских и прочих ролевых игр.

О физическом и нравственном характере дварфов.

Так повелось издревле, что дварфы живут в горах. Причем, как правило, в пещерах, вырубленных в скалах. Данный тезис сложившаяся традиция подтверждает однозначно и недвусмысленно. Однако в дальнейшем теории расходятся. Некоторые утверждают, что изначально дварфы жили именно в толще скалы и лишь война с их извечными врагами – гоблиноидами и орками выгнала их наружу. Однако есть и противоположные теории, утверждающие, что изначально дварфы были типичным представителем горных народностей, проникших под землю в погоне за сокровищами и знаниями.

Проблема теории «изначального обитания в горе» заключается в отсутствии источников пищи под землей. Некоторые предполагают, что первые дварфы были способны к употреблению минералов в чистом виде – неорганическом, однако их потомки утеряли это ценнейшее свойство, так как любой современный дварф ест и пьет наравне со средним человеком, а иногда и более.

Также дварфы склонны к неумеренному потреблению спиртных напитков. Сами они утверждают, что лучше них пиво и крепкие напитки никто делать не умеет. Как сложилась традиция варки эля в сугубо шахтерской и «минералопотребляющей» среде, не вполне понятно.

Существуют также теории, утверждающие, что изначально в подземельях присутствовали растения и грибы (возможно магические), способные к произрастанию без солнечного света. Возможно, именно истощение этого ценного пищевого источника поставило дварфов перед необходимостью миграции на поверхность.

Что же до недостатков «теории горского народа», то они очевидны. Физиология дварфа – это физиология подземного жителя. Их способность к зрению в темноте, метаболизм, позволяющий наедаться впрок и выдерживать после этого долгие периоды голода и холода, способность дышать малопригодными для остальных рас смесями газов говорят не в пользу данной теории. Кроме того, вся жизнь дварфа направлена именно на существование под землей. Постройка подземных жилищ, зачастую более трудоемкая, чем строительство домов, военное дело, предназначенное исключительно для подземной войны, традиция поголовного обучения шахтерскому делу и выживанию в подземельях – вся цивилизация посвящена этой цели. Однако жизнь современных дварфов демонстрирует собой синтез этих теорий, хотя внимательный исследователь все же скорее предпочтет теорию «изначального обитания в горе». В последнее время, некоторые исследователи-энциклопедисты сравнивают эволюцию дварфов с некоторыми морскими животными вроде китов и дельфинов. Недавние блестящие исследования неопровержимо доказали, что ни те, ни другие не являются рыбами, а есть млекопитающие! Посему упомянутые ученые предполагают, что много тысячелетий назад предки дварфов жили на поверхности, как и мы. Но суровые погодные условия, либо какие-то внешние враги, заставили дварфов спуститься в подземелья, и освоить все способы выживания в этой суровой и опасной среде обитания. А позднее, когда внешняя угроза с поверхности прошла, традиции, приобретенные в глубинах, затраченный на постройку жилищ труд и богатства подземелий не отпустили дварфов на поверхность.

Внешне дварфы выглядят следующим образом. Их рост изменяется от 60 до 170 см. Телосложения они очень плотного. Весят от 40 до 90 кг. Цвет волос бывает черным, рыжим, белым, золотым, темно-русым. Цвет кожи темно-красный, часто переходящий в коричневый. Однако в более ранних источниках встречаются упоминания о «бледных» карликах, так что, возможно, темная пигментация есть реакция на слишком яркий солнечный свет. Цвет глаз изменяется от голубого до черного. Черты лица у дварфов крупные - и лбы, и подбородки очень широки. Мужчины носят бороды, волосы стригут и расчесывают. Что касается женщин, то о них практически ничего не известно.

Следует сказать о различи полов у дварфов. Разные россказни ходят о дварфских женщинах. Пожалуй, это все, что уважающему себя исследователю следует написать на эту тему. Известно более-менее достоверно, что женщин среди дварфов меньше, чем мужчин (подобная аномалия наблюдается в некоторых видах грызунов). Возможно, причина этого - в браках, заключаемых среди близких родственников, что случается довольно часто в изолированных подземных поселениях. Мало кто видел живую дварфскую женщину. Возможно, это связано с традициями внутри общества дварфов.

Поскольку мы общаемся с дварфами исключительно по торговым или военным делам, то можно сделать определенные выводы, относительно положения женщин у дварфов. По крайней мере, женщинам не разрешается заниматься торговлей, занимать руководящие позиции в армии или государстве, так как ни командирами военных отрядов, ни царями, именами которых заключаются соглашения и договоры они не бывают. Скорее всего, их перемещение за пределы поселения также запрещено. Древние источники утверждают о близости дварфских понятий о женской красоте к человеческим. Однако более современные источники утверждают об уродливом внешнем виде дварфих, их сходстве с мужчинами во всем их внешнем виде. Некоторые молодые авторы заходят в своей распущенности и далее, утверждая всякое отсутствие женщин у дварфов. Однако я воздержусь от дальнейших цитат сих кощунственных и вздорных произведений, ибо мужественность дварфов доказана их ежедневным поведением, и известно, что многие дварфы поклялись найти и достойно покарать «зарвавшихся писак».

Характер у дварфов, прямо скажем, неприятный. Прежде всего, следует отметить алчность. «Семейка дварфов с долотом просеет гору решетом» - именно мысль о дварфской жадности раскрывает перед нами эта старая поговорка. Самые твердые горные породы не устояли против натиска алчных шахтеров. За золото дварф сделает очень многое, если не все.

Кроме того, нередко пренебрежение приличиями и обычаями общества, в которое попадает неотесанный горняк. Практически поголовная склонность к пьянству и излишеству в еде - также неотъемлемая черта характера дварфов. Даже самых дипломатичных из них отличает редкостное упрямство и полное отсутствие красноречия. Они совершенно не ценят танцев, песен и прочих изящных искусств, столь приятных для образованного и утонченного человека. Об их хвастовстве и бахвальстве ходят легенды. Часто случалось, что в подтверждение своих нелепых заявлений дварф попадал в смертельно опасные ситуации, причем страдал не только он, но и его спутники. Некоторые авторы упоминают о зависти и неуемном тщеславии горного народа. Был описан случай, когда с дварфом расплатились не золотом, или другими материальными ценностями, но лестью. Проситель трижды величал дварфа теми именами, которыми тот его просил себя называть.

Все это верно. Но верно и следующее. Слово дварфа крепче стали. Если с дварфом поступать честно и достойно, то следует ожидать безупречного поведения с его стороны. Дварфы не тратят времени на всякую чепуху, а предпочитают заниматься делом – это делает их отличными деловыми партнерами. Познания дварфских мудрецов весьма обширны и их трактаты (часто стихотворные), посвященные горному делу, архитектуре, металлургии заслуживают внимательного изучения. Что же до песен и танцев, то они предпочитают творения своих певцов и авторов и винить их за это не слишком разумно. В частности, искусство производства струнных инструментов и игры на них среди дварфов широко распространено и достигло больших высот. А стойкость и упорство дварфов вошли в поговорки.

Правда, обычаи гостеприимства у дварфов полностью отсутствуют. Очень редко не-дварф допускается на территории подземных поселений. Причины подобного отношения не ясны. Возможно, это древние укоренившиеся традиции, связанные с защитой женщин и потомства от дурного глаза, а, может быть, паранойя, вызванная проблемами защиты подземного убежища. Ведь если шпион узнает места расположения вентиляционных шахт и источников воды, то малыми силами можно будет обречь весь город на гибель.

Дварфы славны своим мастерством. Наивысших похвал заслуживают их кузнецы, бронники, ювелиры, рудокопы, строители, пивовары, кожевенники, портные и сапожники. В плане сельскохозяйственных производств они посредственны, однако среди них распространено скотоводство (в основном мелкий рогатый скот, свиньи, некоторые племена выращивают гигантских рептилий и прочую нечисть) и земледелье (ячмень, рожь, корнеплоды). Дварфское купечество также весьма искушено в своем деле. Большое количество драгоценных металлов позволило дварфам рано освоить ремесло чеканки монет, что позволило значительно облегчить торговые отношения. Однако, ввиду изолированной жизни, большинство городов чеканит свою монету, что привело к возникновению большого количества менял. Искусство написания рун, перенятое от эльфов, позволило дварфам первыми ввести институт банка, что позволило вывести торговлю на качественно новый уровень.

Однако цеховая система производства не позволяет дварфам вести эффективное хозяйство. Производство всех предметов, хотя и высококачественных, ведется кустарным способом. И хотя мастерство дварфов высоко, но производительность труда на людской мануфактуре сходного профиля выше, чем в дварфовской гильдии.

Различные племена дварфов исповедуют сходные религии. Поклоняются они создателю-кузнецу, выковавшему мир и дварфов. Кроме того в некоторых народностях проявляется деизм – то есть в присутствии отрицательных качеств дварфов (алчности, упрямства, бахвальства) обвиняется некий антипод творца, либо его нелюбимый родственник. В еще более упадочных и примитивных культурах положительными качествами дварфов наделяются отдельные боги. Также каждому основному ремеслу покровительствует свой божок. Этические нормы близки к человеческим. Проповедуется уважение к старшим, к роду и семье, патриотизм и стойкость, честность, любовь к труду. Достоверно неизвестно, как дварфы отсчитывали время в период своей жизни под землей, однако некоторые писатели предполагают применение водяных и песочных часов, другие говорят о горении эталонных образцов (свечей). Сейчас они используют общепринятые лунный и солнечный календари. У дварфов существует жреческое сословие, храмы. Также присутствуют священные озера, ручьи и залы (в пещерах). Существуют праздники, посвященные духам предков, сословные и профессиональные праздники. Из материальных ценностей дварфы более всего почитают золото, платину и драгоценные камни. Высоко ценят мастерство и надежность в изготовлении любых предметов. Сами считают, что лишь изготовление долговечных и надежных изделий достойно мастера.

Горное дело.

Для более глубокого понимания бытия самого копающего народа ролевых игр, автор взял на себя смелость ознакомиться с трудами «отца горного дела» Григория Агриколы «Re de metallica» и еще некоторыми учебниками по горному делу. И, к сожалению, ДМу желающему создать максимально достоверный мир, в котором естественно присутствуют дварфы, придется решать следующие проблемы, которые являются коренными для всего горного дела с 12 века и до наших дней. Этих проблем всего 3 – крепление сводов, вентиляция выработок и откачка воды. Остальные (доставка провизии и расходных материалов, устройство плавильного производства, очистки и обогащения руды, кузниц, маркшейдерская работа, горное право, здоровье горняков и т.д.) не менее важны, но проистекают из первых трех. ДМ-реалист прежде всего должен определиться с уровнем технологии достигнутом в его мире. Горное дело знало несколько основных этапов в своем развитии: 1) античный (VI тысячелетие до н.э. – 4 век н.э.), 2) раннее средневековье (12 век н.э. – 16 век н.э.), 3) «эпоха мануфактур» (17 век н.э.– 19 век н.э.), 4) собственно наше время (19-21 века н.э.). Каждый из них характеризуется своими особенностями в технологии горных работ.

Античный период характеризуется неглубокими выработками, то есть штольни (ходы в породе с выходом на поверхность) копались на глубину 30-40 метров и менее. Работа производилась исключительно вручную, вынос породы осуществляли в корзинах и корытах. О вентиляции штолен не заботились вовсе, либо ставили рабочих с льняными простынями через каждые 3-4 метра и приказывали им одновременно ими махать. Порода разбивалась бронзовыми, а позднее железными инструментами, применялись деревянные клинья, обливаемые кипятком. Разбухающее дерево крошило камень.

В темные века ничего нового изобретено не было. После возникновения государств в Европе и начала прироста городского населения, горные работы вышли на прежний уровень по своей интенсивности. Даже были применены новые изобретения. Прежде всего было начато использование водяных колес при подъеме и дроблении породы, к штольни начали прокладывать глубже (60-80 метров), с поверхности к ним стали подводить шахтные стволы, для облегчения дыхания и выемки руды. Тогда же было начато применение дренажных канав в штольнях и копание отдельных штреков для отвода грунтовых вод. Инструменты остались прежние – кайло, лом, кирка. Если порода не поддавалась, ее «пережигали» - закладывали в штольню дрова и поджигали. Когда дрова прогорали, порода становилась значительно более податливой.

Позднее средневековье знаменуется изобретением подъемников, насосов, вентиляционных машин сложной конструкции (с применением кривошипов, коленчатых валов, шестереночной передачи) на ветряной, либо водяной тяге. Больших высот в своем искусстве достигли маркшейдеры, позволяя проводить наклонные штольни и штреки, строить ступенчатые шахтные стволы, что позволило углубиться на небывалые глубины – до 100-200 метров в глубину. Кроме того, алхимия дала свои плоды. Благодаря успехам достигнутым в промышленном получении кислот и щелочей, появилась возможность получать золото и серебро высокой чистоты, добывать ртуть, выплавлять сталь высочайшего качества, вплоть до легендарных булатов. А смесь серы, селитры и угля – продуктов, доступных в огромных количествах при плавке руды, вела к массовому производству пороха.

«Эпоха мануфактуры», которую можно еще назвать «эпохой пороха», воспользовалась лучшим, из находок предыдущих времен. Применение пороховых зарядов позволило вести разработки в ранее недоступных регионах, ускорило и удешевило добычу руд. Развитие механики и математики позволило усовершенствовать как маркшейдерское дело, так и строительство машин. Сила пара также начала применяться в середине этой эпохи для замены водяных и ветряных машин. Изобретение стали, заставило взяться за добычу каменного угля, до того остававшегося невостребованным. Потребности текстильной и нарождающейся химической промышленности удовлетворялись с помощью строительства новых шахт и расширении старых. Изобретение двигателя Дизеля вынудили начать промышленную разработку нефтяных месторождений. Природный газ также нашел свое применение. После преобразования алхимии в химию, были окончательно решены проблемы очистки и легирования металлов.

В наше время основными чертами горного дела служит размещение машин непосредственно в забоях, масштабные карьерные выработки, сверхглубокое бурение (километры), добыча нефти и газа на материковом шельфе, электрическое освещение, научный подход для решения проблем вентиляции и откачки воды.

Для ролевых игр с «применением» дварфов свойственен технологический уровень среднего, либо позднего средневековья. В поздних фэнтези-произвелдениях и РИ встречаются также попытки адаптировать «эпоху мануфактуры» к «магической» реальности. Однако проблемы о которых я упомянул выше требуют одних и тех же решений. Остановимся на них подробнее.

Прежде всего раса проживающая под землей, встречается с проблемой крепления сводов в вновь создаваемых штольнях. Если дварфы копают новые ходы под землей, добывают руду и камень, то это подразумевает под собой, что горная порода, в которой они живут, не слишком прочна и без укрепления грозит обвалом. Так, например, Г.Агрикола упоминает о крупнейшем обвале в Чехии в 16 веке, при котором погибло более 600 рабочих. Целая гора, изрытая ходами, наподобие дварфовских, просела вниз на 5-10 саженей, погребя под собой несчастных шахтеров. Это произошло от небрежности при укреплении сводов. Издревле человек крепил своды деревом. Штольни и шахтные стволы крепились бревенчатыми срубами по стенам и потолку, штреки и мелкие «отнорки» бревнами-колоннами, и доской на потолке. Как правило, добычу руд не начинали в регионе, где не было поблизости крупных лесных массивов, либо сплавной реки. Горные работы уничтожают окрестные леса. В Италии даже был принят закон о запрете горных работ на пахотных землях, виноградниках и охотничьих угодьях. Поэтому ДМу, стоящему за теорию горного происхождения дварфов придется как-то решать проблему отсутствия строевого леса под землей.

Перейдем к проблеме вентиляции. Если дварфы обитают под землей, то свежий воздух к ним может поступать с поверхности через естественные, либо искусственные ходы. Также регенерация кислорода может происходить с помощью местной флоры, либо другим волшебным путем. Следует учитывать, что максимальное заглубление штольни в породу, без прохождения вентиляционной шахты равно (для человека естественно) 200 футов. В дальнейшем люди начинают задыхаться, а лампы гаснуть. То есть через каждые 200 футов необходимо рубить вентиляционные ходы в основную каверну, либо на поверхность. Для горных работ это решаемая проблема, так как дварфы народ работящий и они буду копать. Люди решали эти проблемы с помощью воздуховодов и заборных коробов на водяном и мускульном приводе. Деревянный вентилятор в коробе засасывал воздух с поверхности и по деревянным трубам гнал воздух вниз. На критических глубинах – 300-350 футах ставились дополнительные вентиляторы. Кроме них применялись мехи, также на различных приводах, которые не только закачивали свежий воздух, но и выкачивали ядовитые пары в атмосферу. Но что делать с пылью, неизбежно возникающей при работе в сухих горных породах? Выводить ее в жилые каверны? А яды, которые иногда выделяются в ходе горных работ? А дымы при «огневом» прохождении штольни? Непонятно. Еще хуже им придется при попытках начать активное производство металлов (золото, серебро, медь, олово, железо). Прежде всего, недостаток древесного угля, который нужен в огромных количествах для плавки руды (смотри абзац про крепи). Ну и конечно, вывод продуктов горения в атмосферу. При плавке руды выделяется сера, ее оксиды, оксиды азота, угарный газ, углекислый газ, пары ртути и прочие приятные вещи. Причем большинство из этих газов тяжелее воздуха, и остывая, будут опускаться в низины – то есть опять же в мастерские и жилые каверны.

Теперь перейдем к «водным процедурам». Очень часто наши предки останавливали работы в богатых рудных жилах из-за обилия грунтовых вод, попадающих в шахту. Но еще чаще они решали подобные проблемы. Прежде всего, строились особые «затоны» - штреки специально созданные для стока и накопления воды. В штольнях и выработках делался деревянный пол, а под ним прокладывались дренажные канавы. Из «затонов» воду выгребали ведрами и поднимали на поверхность. Позже, начали применять подъемники воды на мускульной тяге («тренажер Волкодава») – замкнутые цепи с навешенными на них ковшами, насажанные на два барабана. Однако подобные устройства слишком дороги и медленны. Чаще применялись насосы (которые не могут поднимать воду выше 13 метров) на водяной, либо мускульной тяге. А также нории – по деревянной трубе движется цепь, со звеньями в форме металлических шаров, плотно пригнанных к стенкам трубы. Вода набирается в промежутки между шарами и выводится на поверхность. Проблема та же. Максимальная глубина, с которой можно достать воду самой совершенной норией на водяном приводе – 240 футов. Крупнейшие подъемники воды обслуживались четырьмя восьмерками лошадей. 4 часа работы – 12 часов отдыха. Иногда работали по «ступенчатой» технологии. Первая «ступень» подъемников со всеми людьми и лошадьми размещалась на глубине 100-200 футов, а вторая «ступень» выкачивала воду, добытую первой «ступенью». Но вернемся к нашим дварфам. Ключевое слово в борьбе с водой – поверхность. Что делать дварфам? Возможно, искать, либо копать подземные озера, куда все эту воду сливать. Либо применять магию.

Как видно, панацей от всех проблем, служит размещение поселений на поверхности, либо установка всевозможных машин. Однако, при моделировании позднего средневековья следует учитывать, что все машины делались из дерева, кожи, канатов и железа. Также весьма желательным было наличие ручья, либо речки поблизости, для создания привода. При устройстве плавильных печей, требуется большое количество глины и огнеупорного кирпича. Кроме тог важно наличие керамических огнеупорных сосудов. Таким образом, среди дварфов должны быть опытные плотники, бондари, гончары, такелажники, и, самое главное, инженеры. При проектировании данных машин критичным является существование письменности, так как они требуют сложной и точной сборки. Кроме того, письменность критична и для проектировщиков подземного строительства – маркшейдеров. Они обязаны владеть алгеброй, тригонометрией, началами начертательной геометрии, сопромата, геодезии. От них зависит, сойдутся ли прокладываемые с двух сторон туннели, либо нет. Их помощники должны владеть прикладной химией и уметь пользоваться лабораторией для апробации рудных образцов и производстве кислот. Как правило, они же изготавливают оборудование для этой лаборатории. Без этого, набора знаний проведение прибыльных горных работ практически невозможно. Но для всего этого нужно умение читать с листа. Если в подземелье света нет, то читать, писать и работать невозможно. Поэтому, либо дварфам надо давать полное темное зрение, либо искать источники света под землей.

Еще следует упомянуть о «сроке жизни» рудников и угольных шахт. Для людей добыча полезных ископаемых в течении нескольких сотен лет – это труд для 5-8 поколений. У дварфов все труднее. Итак, добыча золота, серебра и свинца в Чехии и Германии продолжалась: в Госларе свинец добывали более 600 лет, в Кобленце серебро с вкраплениями золота около 800 лет, серебряные рудники в (название города утеряно :) существовали около 400 лет, Уральские железные рудники практически истощены за последние 300 лет. С углями все еще хуже. Поскольку каменный уголь начинают добывать при изобретении доменных печей, то его разработка ведется промышленными методами и самые крупные месторождения – Донбасс, угольные копи в Шотландии и Англии – истощаются в течении 200-300 лет. То есть, если дварфы-основатели селятся на богатых минералами местах велика вероятность того, что к моменту их смерти все, что можно было добыть, уже будет добыто, и клану придется продолжить кочевую жизнь. Соответственно возникает вопрос, как к подобным кочевникам-рудокопам будут относиться люди и прочие наземные жители. Ведь им нужен лес, пахотные земли и рудники для себя. А дварфы сводят лес на крепи, пахота размывается грунтовыми водами, выводимыми на поверхность, и разрушается, при добыче карьерным способом.

Остановимся теперь на подлостях, которые ДМ может подкинуть игрокам, бродящим по заброшенным, либо функционирующим шахтам. 1)Холодная вода губительна для суставов и мышц. 2)Пыль попадает в дыхательные пути и вызывает заболевания дыхательных путей, плавно переходящие в туберкулез. 3)Пыль минералов щелочного и кислого воздействия разъедают кожу, глаза, дыхательные пути, снаряжение. 4)Яды, часто залегающие смертельным туманом в низинах, либо растворенные в мелкой воде. При попытке потревожить поверхность водоема, они устремляются в атмосферу. 5)Тарантулы, часто обитающие в серебряных рудниках. 6)Кровожадные демоны. (Весь список – прямая цитата из Г.Агриколы. Далее – мое творчество). 7)Обрушение гнилой крепи в результате лихого удара топором, либо «рогом разрушения». 8)Прибывающая вода, после убийства всех, кто работал на откачке, либо поломке механизмов. 9)Отравляющие газы и просто удушение по той же причине.

Еще упомянем типоразмеры шахтных проходов и сооружений. Ствол шахты, как правило, длиной в 2 и шириной в 2,5 сажени, а глубиной 8, 14 и более саженей. Штольня высотой 1 и 1/3 сажени, а шириной 3 фута. При добыче углей некоторые шурфы достигают в высоту фут, а в ширину 1,5-2 фута. Водяные колеса достигают в диаметре 20-30 футов. Колена труб для норий в длину 15-20 футов и диаметром в фут. В местах соединений все трубы крепятся кожаными прокладками и железными кольцами. При длине штольни менее 200 футов горняки применяют тачки на одном колесе. На большие дистанции работают деревянные вагонетки на деревянных же направляющих.

© 2018