Индустрия | Ролевых | Игр | На | Русском | Языке
ИРИНРЯ
1989 | 1990 | 1994 | 1995 | 1997 | 1998 | 1999 | 2000 | 2001 | 2002 | 2003 | 2004 | 2005 | 2006 | 2007 | 2008 | 2009 | 2010 | 2011 | 2012 | 2013 | 2014 | 2015 | 2016 | 2017 | 2018 | 2019
Будни копа. Рассказ в жанре «киберпанк»
Hard Day Будни копа
а, я — коп. Я — коп. А ты — мразь, подонок, гниль. Я с тобой разговариваю, ты, панк! Да, я — легавый, и что? Запомни раз и навсегда, ты, кусок дерьма с имплантантами: я защитник Закона и Порядка. Благодаря таким как я этот мир еще не ввергся в Хаос, ясно? Ты это мне сказал? Ты это мне сказал?!!
Ежедневный мысленный диалог перед зеркалом в ванной. Этот, по традиции, закончился быстрой перестрелкой. Быстрый завтрак, поцелуй жены — и вперёд, на службу Системе. Если не я, то кто?
Помню, Дед рассказывал, как эта работа выглядела 70 лет назад. Мы с братом слушали, раскрыв рты. Обычные, неускоренные преступники. Никаких бустеров, никаких smart-систем. А еще, по его словам, в те далёкие времена можно было провести ночное патрулирование, и в тебя ни разу не выстрелили бы. Мы, само собой, не верили ни единому слову и думали, что дед просто травит байки.
Сейчас старика нет. Брата тоже…

 
Ребята в клетке вчетвером обрабатывали какого-то здорового негра — лицо у него уже опухло и отбивался он вслепую, но отбивался со знанием дела и очень резво.
овый монитор боли. -пожаловался мне И-Джей. -Я вообще не знаю, есть у него болевой порог или нет. В этом типе уже столько транквилизаторов, что хватило бы на всё Управление. И хоть бы что, внутрисосудистая фильтрация.
Он немного помолчал, с задумчивым видом наблюдая за тем, как неуязвимому негру отбивают почки, добавил: -И шокер его не берёт.
Лет 5 назад эту проблему можно было решить одним импульсом из нейропрерывателя, да вот незадача: врачи выяснили, что он вызывает необратимые изменения нервной системы. Теперь нейропрерыватель считается военным оружием, полиции он недоступен, а преступники по-прежнему продолжают отстреливать из него копов.
ебята из «Пси» вот-вот обещали подъехать.
Да, конечно. У «Пси» есть санкции на применение боевого оружия.
Возле клетки с ночными бабочками меня окликнул низкий женский голос: -Офицер, не угостите даму сигаретой?
В «даме» было метра три роста. Я вынул из мятой пачки две сигареты, одну прикурил сам, другую отдал ей.
отите, оставлю Вам свой номерок? -спросила она, выпустив в мою сторону струйку дыма и плотоядно облизнувшись. Раздвоенный по-змеиному язык — это еще куда ни шло, но собачьи клыки…
пасибо, в другой раз.
Я продемонстрировал кольцо на среднем пальце.
ак хотите. Я оказываю услуги самой разной степени интимности.
В паху стало нехорошо, и я поспешил убраться. Наверное, я анахронист, но принимать услуги от дамочки с пастью дога… Это чересчур.
В раздевалке стояло уже знакомое молчание — я поискал взглядом и заметил Шварца. Тот с постной миной освобождал кабинку новенького. Парень всего неделю из академии, неплохой такой парнишка. Был.
В углу, уже года три называемому не иначе как «похоронным» стояло его фото, одинокая гвоздика и стакан русской водки. На стуле рядом висел бронежилет, вернее, те лохмотя, которые от него остались. Снова против желания вспомнился тот день, когда не стало Майкла.
й, брат. -сказал он, кашляя кровью.
Я пытаюсь подобрать его кишки и засунуть их ему обратно, а он спрашивает: -Не жалеешь, что пошёл в полицию?
ет, брат. Не жалею.
я тоже. Если не мы, то кто?..
Больше он ничего не сказал. С тех пор я терпеть ненавижу две вещи: киберживотных и кибероружие. И вдвойне не люблю, когда их скрещивают.
Джонсон уже прогревал двигатель, поэтому я упал на свободное место. Джонсон — это мой напарник. Привлекательным его трудно назвать — всему виной взрыв, 7 лет назад лишивший его большей части лица. На качественную операцию полицейской страховки, естественно, не хватило, поэтому будем откровенны — некоторых внешний вид моего напарника способен шокировать. Когда нам приходиться разыгрывать «хорошего и плохого копа», плохого играет он. Обычно Джонсон носит тёмные очки, чтобы прикрыть аппарат искусственного зрения, но не в этот раз. Хороший знак, выходит, напарник сегодня встал не с той ноги.
оехали?
ерегитесь, панки! -прорычал он в ответ. О, да, сегодня будет весёлое дежурство!
* * *
Первая половина дня выдалась на редкость спокойной: парочка угонов, три вооружённых ограбления. Какой-то псих заперся у себя в квартире и начал стрелять из окна по прохожим. Снайпер его снял через 3 минуты, но они оказались смертельными для пятерых человек. Выяснилось что это был какой-то корпорат, которого сместили с должности. Решил таким образом снять стресс. Бывает.
Обычно мы обедаем в одном и том же кафе «Lee's», скромный такой ресторанчик, в котором можно перекусить на скромную зарплату копа. Там обедают многие из наших, но сегодня у напарника дурное настроение, и обедать он нас повёз в заведение иного рода. Нас там тоже хорошо знали, вот только если в таких местах появляется человек в форме, то он рискует как минимум передними зубами.
В воздухе плотная дымовая завеса — здесь курят контрабандные сигареты, куда крепче тех, что одобрены генхирургом. Ребята в углу демонстративно выставили из-под столика переносной холодильник, разобрали из него по банке пива. Да знаем, знаем мы, чего у вас там обычно охлаждается. Банда Спайка, органлегеры низкого пошива. Я бы сказал «неглубокого разреза». Тот амбал справа — бывший военный, ныне свободный художник, наёмник и убийца. Мускулы бригады в самом прямом смысле, на нём экзоскелет, подкожная броня и куча кибернетики. Слева — бывший хирург, тоже художник — в своём роде. Сумеет вырезать вам обе почки, и вы не сразу это поймёте. Знание человеческой анатомии делает его особо опасным в ближнем бою — как правило, огнестрельным оружием он не пользуется.
Ну, а в центре собственной персоной мистер Спайк. Он в тёмных очках, цвета глаз не видно, но я готов поспорить, что они опять разные. О, поверьте, контактные линзы здесь совершенно ни при чем. Раз уж твоя бригада занимается добычей донорских органов — почему бы не позволить себе раз в месяц менять обе радужки? Фирма угощает.
Джонсон вытянул в их сторону указательный палец, а большим изобразил спуск курка. Он сегодня играет на грани, мой напарник. Надо будет ему намекнуть.
Мы обедаем в полной тишине. На нас бросают хищные взгляды, делают многообещающие жесты. Мы едим, приглядывая за тем, что творится за спиной у другого.
Когда возвращаемся к авиетке, Джонсон уступает мне место за штурвалом. Стоит нам взлететь, он вынимает из кармана фирменную салфетку заведения, которую неизвестно когда успел прихватить. Обратная сторона картонки исписана неразборчивыми каракулями — послание от владельца этой забегаловки. Небольшой альянс, в который посвящены трое: я, Джонсон и, собственно, автор записки. Он снабжает нас кое-какими сведениями, мы деликатно закрываем глаза на то, что в его заведении торгуют дурью. Ну да, эта торговля противозаконна, но ведь мы не отдел по борьбе с незаконным оборотом наркотиков! Мы — простые копы, наше дело — служить и защищать, только и всего.
Если не мы, то кто?
В этот раз нам сообщалось, что сегодня, в 21:00 по одному адресу некто S. планирует провести сделку по купле-продаже. Силовой поддержки не ожидается, так что дело по нам. Дежурство кончается в шесть вечера, и того у нас остаётся час-полтора на приготовления, сбор информации, перепроверку. Мало, слишком мало и мне это не нравится.
адо вызвать Деккера. -говорит напарник, лишний раз подтверждая, что ход мыслей у нас почти идентичный.
Деккер такой же вольный художник, как и громила Спайка. Иногда -за определённую сумму- он прикрывает наш тыл. Я звоню его агенту из выбранного наугад телефона-автомата. Посредник — вислоусый китаец по фамилии Вонг — кивает, заверяет меня в конфиденциальности нашего разговора, гарантирует содействие; мы прощаемся, я жму рычаг. Конечно, Вонг — псевдоним, и ни какой он не китаец. Обычный ловкач или фиксер, как их теперь называют. Посредник, слуга семи или восьми господ. Мне иногда даже кажется, что я не с человеком разговариваю, а с виртуальным персонажем. Мысль о том, что люди, с которыми приходится работать, не забывают о мерах предосторожности, действует успокаивающе.
* * *
Под самый конец дежурства мы получаем сигнал «десять-десять», означающий киберпсиха. Обычная история, очередной киберпанк, который перестал быть человеком. Иногда я думаю, почему бы правительству не слить полицию и отряды «Пси» в единую службу. В последнее время обычных, некибернетизированных преступников становится всё меньше и меньше; да и те воруют, грабят и убивают с единственной мыслью: «Вот накоплю еще деньжат, и куплю свой первый имплант». Беда в том, что одним имплантированным кусочком железа дело никогда не ограничится. Потому что вскоре выясняется, что вживлённая ему железка морально устарела еще месяц назад, что где-то можно было установить такой же дивайс за пол-цены, что на следующей неделе «Мацушита» пускает в производство новую, улучшенную модель и де стоить она будет в 3 раза дешевле.
Но это еще пока не киберпсихоз, нет. Хотя, по-существу, именно на стадии апгрейд-синдрома человек перестаёт быть человеком и превращается в киборга. Очень скоро единственным смыслом существования для него становятся новые кибервключения. Будущий киберпсих в произвольной последовательности теряет аппетит, сон, друзей, половое влечение и человеческий облик. Рано или поздно эти ребятишки съезжают с катушек, и вот тогда начинается настоящий психоз.
Представьте себе танк, настоящий шагающий танк в облике человека. У него несколько смарт-систем, причем одна или две обязательно военного образца, из тех, что позволяют отслеживать цель затылком, в полной темноте, в сложных погодных условиях, при повышенном радиационном фоне и даже находясь в луче электромагнитной пушки. Его рефлексы прокачены до нечеловеческой скорости, обычный цикл «обнаружение цели-наведение оружия-корректировка-выстрел» занимает сотые доли секунды (при вероятности попадания 98%). Не считая той брони, что вшита ему прямо под кожу, на нём еще два-три слоя кевлара вперемешку со сталью.
И конечно, встроенное оружие. Ножам, выскакивающим лезвиям и шипам нет числа. Скрытый игломёт, пистолет-пулемёт в каждой руке, зенитно-ракетный комплекс, а то и два. Плюс встроенная система ПВО из двух автономных стрельбовых модулей. Идёт такая хрень по городу, по оживлённой улице, и палит во все стороны из всего, чего у него там на борту растёт. И ничем ты его не остановишь: попадание из 12-миллиметрового пулемёта с 20 метров он переносит как комариный укус, ракеты отстреливает прямо в воздухе, на подлёте; про газовые гранаты забыли еще тогда, когда появились носовые фильтры. В такой ситуации остаётся уповать только на отряд «Пси» с их зенитками, но пока они подъедут, кто-то ведь должен вызвать огонь на себя.
Ну, угадайте — кто?
Кто, если не мы?
А еще вызов «десять-десять» означает, что кто-то сегодня будет ночевать в морге. Если не повезёт — то именно ты. Шварц или кто-то другой, страшно на него похожий, очистит кабинку в раздевалке от твоих вещей, орден «За отвагу!» на бархатной подушечке, посмертно; скромная погребальная урна и скромная табличка в колумбарии. Скромное пособие семье за потерю кормильца. Жизнь — скверная штука.
В этот раз, однако, «Пси» появились довольно быстро — видимо, патрулировали где-то неподалёку. Когда мы подъезжали к оцеплению, из синего броневика уже выгружались их штурмовики. Каждый сам по себе как шагающий танк, обвешаны бронёй и оружием не хуже киберпсихов. Я не знаю, как при таком высоком содержании кибернетики начальство добивается от них лояльности. И, честно говоря, не хочу знать. Поговаривают, что «Пси» — это те же самые киберпсихи, только каким-то образом ставшие управляемыми. Выходит, существует способ сдерживать киберпсихоз, и правительство им вовсю пользуется. Да бога ради! Мы же не отдел по борьбе с наркотиками.
Сегодня мы будем простыми зрителями. Много времени операция не займёт — когда встречаются профессионалы такого высокого уровня прокачки, малейшая ошибка становится летальной. Вот здесь и кроется маленький секрет: психи обычно действуют в одиночку, и допустившего ошибку уже некому будет сменить. В отличие от отряда «Пси».
Как я и ожидал, в этот раз всё закончилось чересчур быстро. Психа взяли в клещи и методично расстреляли с трёх точек. Люди в униформе «Пси» соскребли дымящиеся и подрагивающие останки с проезжей части (предсмертная агония синапсов), погрузили в синий фургон и увезли в лабораторию. Наверное, пойдёт на запчасти их штурмовикам.
Парамедики поспешно занялись многочисленными жертвами этого инцидента, перед небольшим кафетерием с разбитыми стёклами один за другим жуткой шеренгой ложились черные пластиковые мешки.
Что-то заставило меня остановиться возле еще неприбранного трупа — это была женщина, невероятно высокая и крупная. Половины черепа не хватало, но остался длинный раздвоенный язык и собачьи клыки на нижней челюсти. «Угостите даму сигаретой?» -пронеслось в голове. Чушь. Мало ли в Городе трёхметровых шлюх со змеиным языком и звериными клыками! Даже если это и она — какая разница? Всякое бывает.
Джонсон красноречиво показал мне на часы, я кивнул — да, наше дежурство закончилось 10 минут назад. Едем в отделение, потом — домой, быстрый ужин и снова встречаемся. Внеурочная работа по делу мистера S.
* * *
Деккер никогда не отличался склонностью к эффектным штучкам, и это более чем устраивало мистера J и мистера R (под такими именами он знал нас, Джонсона и меня). Он ни за что не походил на боевика — худощавого сложения, неприметная внешность, неброская одежда. От такого типа можно было ожидать всего, что угодно, кроме угрозы для Вашей жизни. Как правило, уличные панки, которые по ошибке наезжали на Деккера, слишком поздно понимали, до чего же плохо разбираются они в людях.
Он не любит выставлять на показ свою кибернетику, пользуется разъёмами скрытого типа и переходниками, замаскированными под предметы гардероба: часы, очки, наушники, браслеты. Мы так и не смогли доподлинно выяснить, кем Деккер был раньше, а после того, как второй подряд стукач был найден с отверстием во лбу, всякие попытки с нашей стороны были прекращены. В конце концов, надо верить людям, которые тебя ни разу не подводили, верно? То немногое, что удалось наскрести по нашим каналам, эдак туманно намекало на военное прошлое Деккера. Выправку, впрочем, он умело скрывает.
Неподражаемый мистер Деккер, берущий за один рейд тысячу наличными.
Без четверти восемь Джонсон проводит в своём гараже брифинг. К этому времени у нас имеется всё необходимое, включая чертежи из архитектурного муниципалитета, оружие и еще парочку запасных трюков. Роли распределены, текст выучен. До начала представления 45 минут, самое время проверить костюмы и реквизит. Уже в пути, сидя в минивэне, Деккер открывает свои кейсы, отсоединяет левое предплечье и подключает его к системе жизнеобеспечения; на его место он цепляет киберконечность. Проверяет работу систем — несколько подпружиненных лезвий для ближнего боя, игломёт и 20-миллиметровый автоматический гранатомёт бесшумного действия. Далее следует экзоскелет и лёгкий бронежилет — я давно подозреваю, что при желании Деккер может стать настоящим танком, почище штурмовиков «Пси». Но тотальной защите он предпочитает манёвренность и быстроту.
Мы с Джонсоном тоже облачаемся в бронежилеты. Напарник открывает небольшую коробочку из ярко-оранжевого пластика, внутри на пористой подушечке лежат миниатюрные софты. Каждый берёт себе по одному, они с Деккером подключают их к своим разъёмам; у меня имплантантов нет — мне их заменяет хитрый аппарат «SONY», выполненный в виде солнцезащитных очков, в них-то я и всаживаю софт. Теперь каждый из нас может видеть то, что видят двое других. Небольшие диски-таблетки ларингофонов обеспечивают наш отряд голосовой связью. Сверяем часы.
* * *
Как и обещал владелец забегаловки, встреча началась в 21:00. Заброшенный данс-клуб, по данным из муниципалитета, бездействовал уже 3 месяца, и проникнуть внутрь незамеченными было несложно. Часовых снял Деккер, он же сообщил нам, что в главном зале находится минимум трое говорящих людей, двое из них кибернетизированны, прочей электроники он не засёк.
Джонсон вошёл первым, немного позже и через другую дверь — я. Согласно плана Деккер остался в заднем помещении — приглядывать за нашим тылом.
жентельмены! -окликнул Джонсон троицу, сидевшую за столом в центре пустынного зала. -Разрешите узнать, чем вы занимаетесь?
Спайк при виде нас осклабился и лениво откинулся на спинку стула. С боку от него сидел тот самый громила, а напротив Спайка — незнакомый мне серый человечек. Громила потянулся было к лежащему перед ним на столе пистолету, но увидел меня и убрал руку.
а голову. Руки за голову. -попросил я его, и тот нехотя подчинился.
то это такие? -спокойно спросил Серый.
е знаю. -ответил Спайк, разглядывая свои ногти. -Шутники какие-то. Попрошайки.
олиция. -Джонсон продемонстрировал свободной рукой удостоверение. Я обошел сидевших за столом по дуге и встал за спиной амбала и чуть сбоку. В случае чего они окажутся у нас под перекрёстным огнём, а риск зацепить друг друга будет меньше. Хирурга не было видно, и это меня тревожило — но не так, как сидящий напротив Спайка серый тип. Я не мог определить ни его возраста, ни этническую группу: совершенно незапоминающиеся черты лица с какими-то едва заметными азиатскими признаками. И еще он совершенно не походил на тех людей, которые обычно имели дело с бандой Спайка. Не тот уровень.
Предвидя неприятности, я на всякий случай достал второй пистолет и взял серого господина на прицел, как и амбала.
-Пока всё спокойно. -прозвучал в левом ухе искаженный голос Деккера.
Джонсон медленно подошел к столу, за которым они сидели, убрал удостоверение в карман.
ак я повторяю вопрос: чем вы здесь занимаетесь?
аздаём деньги страждущим. -мягко произнёс Серый. -Например, 20 тысяч. Наличными. Солидная сумма.
олидная, -согласился Джонсон. -Но давайте-ка сперва заглянем в Ваш кейс.
И для убедительности наставил на Серого господина пистолет.
Тот молча поднял стоявший на полу атташе-кейс, положил на стол. Щелкнули замки.
наете как говорят? Любопытство до добра не доводит.
-Проблемы.
ичего не могу с собой поделать. -ответил Джонсон. -У каждого сови недостатки. Открывайте.
-БОЛШИЕ проблемы.
Я непроизвольно напрягся, отступил на шаг назад.
Серый медленно открыл кейс.
Джонсон смотрел не на его содержимое, а на владельца.
В этот момент картинка Деккера дёрнулась куда-то влево и погасла.
А содержимое раскрытого кейса вспыхнуло ослепительным шаром.
Звук хлопка, казалось, пришел много позже. Меня спасли очки — благодаря им я не ослеп и вовремя нажал на спуск. Амбал Спайка слетел со стула сразу, как только взялся за рукоятку пистолета. Серый тип тоже упал на пол, но не от моей пули.
Джонсона, судя по всему, подвели его искусственные глаза. Я всегда считал, что эта техника снабжается какими-нибудь защитными блоками, как раз для подобных случаев — но поступающая от напарника картинка была интенсивно-зелёной, сам он, отступив, сделал наугад, по памяти три выстрела. Одна пуля попала Спайку в ногу — он, видимо, тоже ослеп, катался по полу и орал — не то от боли, не то своему подельщику. Стал бы он кричать что-то человеку, если бы видел, что у него нет головы? Оглушающая граната делала своё черное дело…
В этой суматохе мы все как-то упустили из вида мистера Серого — а он молча поднялся с пола метрах в пяти от меня, но только теперь ростом был он чуть ниже той проститутки со змеиным языком, и при этом продолжал медленно расти. Костюм на нём разошёлся по швам, лицо приобрело какое-то хищное выражение, но меньше всего мне нравились его длинные со стальным отливом когти. Которые всё выдвигались, выдвигались, выдвигались…
Я всадил ему в голову с десяток пуль, и только когда он устоял, память услужливо подсказала, где мне встречалось такое раньше. Подумать только, а ведь всё это время я называл его про себя именно настоящим именем — серый. Серые мутанты.
К Джонсону медленно возвращалось зрение, зелёная рябь в моих очках постепенно таяла, он перестал водить из стороны в сторону стволом пистолета, замер на месте.
жей! К выходу! -Голос мой звучал из какого-то невообразимого далёка, глухо и невнятно, но он понял. По крайней мере кивнул в знак согласия. -Деккер, ты где?
Серый сделал шаг в моём направлении — высокая сутулая фигура с непропорционально длинными, почти до пола руками, чудовищные когти, бугристая кожа. Теперь стали понятны и невыразительная внешность, и землинисто-серый цвет лица. Я видел таких в архивных записях, реликт Последней войны. Серый мутант, продукт вируса W-47D. Генная инженерия в те времена не отличалась особым изяществом, мутации проходили грубо, но эффективно. Если верить архивным данным, то в руках у меня сейчас было не оружие, а два бесполезных куска металлопластика.
Спайк, зажав простреленную ногу, корчился на полу, из-под пальцев его вялым фонтанчиком била кровь. Серый сгрёб его одной рукой, легко поднял в воздух и без замаха отшвырнул к стене. Пластиковая обшивка треснула, но даже сквозь этот звук я почему-то отчетливо расслышал хруст ломавшихся костей. Фантазия. Я лихорадочно пытался вспомнить, какие у серых имеются уязвимые места, но для того, чтобы всерьёз зацепить эту зверушку требовался как минимум гранатомёт. Единственный, который есть у нас, встроен в киберруку Деккера, а его-то как раз здесь и нет!
Только теперь стало понятно, что за посторонний звук раздаётся в моём левом ухе — так хрипит человек, которому перерезали горло. Деккер…
жонсон, отходим! -крикнул я напарнику.
ерта с два! Сначала деньги!
Он сгрёб со стола кейс, я пару раз выстрелил в Серого — уже просто чтобы отвлечь на себя внимание. Где-то у черного хода, периферийным зрением уловил движение — там как раз должен был стоять Деккер, но это был не он. В правой руке, по локоть залитой кровью, Хирург держал монокристаллический скальпель, в левой — огромный револьвер. Примерно по центру я и всадил в него пулю, прямо в горло; правда, выстрелили мы почти одновременно… Я не сообразил, куда меня задело -сказывалось действие ловакаида-, но очки с меня каким-то образом слетели, и на несколько секунд сознание «поплыло». Почему-то именно в этот момент Серый потерял ко мне интерес и двинулся к Джонсону.
Затемнение.
Мне снова 12 лет, мы с Майклом гостим у Деда. Ночное купание в бассейне, мы и еще несколько соседских детей. Ныряние на спор — кто дольше продержится. Я понял, что задохнусь раньше, чем всплыву, и отпускаю перекладину лестницы. У Деда очень глубокий бассейн, лёгкие сжались до размера грецкого ореха, и где-то далеко наверху ходит из стороны в сторону луч фонарика. Он всё ближе, ближе, я лихорадочно бью ногами, вода проникает через нос, сквозь сжатые зубы, я этого не хочу, но я уже ничего не решаю, и вот уже почти всплыл, вот-вот можно будет вдохнуть полной грудью…
Две фигуры, которые борются. Одна из них напоминает страшную игрушку — пропорции неправильные, руки почти касаются пола, маленькая голова и кривые ноги.
Меня всё же откачали. Дед потом обоих угостил ремнём, но я остался жить.
* * *
ы как?
Резкость медленно, очень медленно настроили. Каким-то сверхъестественным чувством я понимаю, что вижу перед собой залитое кровью лицо Деккера. На шее у него жуткая рана, но из неё кровь почему-то не идёт, хотя порез пришёлся как раз на сонную аретрию. Я же говорю — танк ходячий!
ак Вы себя чувствуете? -спрашивает он еще раз, похлопав меня по щекам.
ак Джонсон? — на полуслове меня вырвало, Деккер заботливо, совсем как Дед придержал меня, потом снова усадил.
еккер, где Джей?
Он отрицательно покачал головой.
этот… серый?
пёкся.
Деккер помогает мне подняться с пола, но ноги мне достались не мои, чужие и какие-то ватные. Стены клуба раскачиваются из стороны в сторону, чтобы не упасть, я сажусь на ближайший стул. В центре зала чуть подрагивает какая-то серо-красная масса, мешанина из сухожилий и мышц.
Голову словно обмотали микропорой, болит позади глаз, жутко ломит виски, особенно правый. Осторожно дотрагиваюсь — оказывается, на мне биопластырь.
адо уходить. -говорит Деккер. -Скоро здесь будут копы. Можете самостоятельно добраться до машины?
огу. Только за руль сядешь ты.
Я снова осторожно поднимаюсь.
еккер, сделай одолжение — захвати тело мистера J. Не надо оставлять его здесь.
ак скажете, сэр.
Авиетку я припарковал всего в двадцати метрах от клуба, но -бог мой- какими же долгими были эти метры!
Полчаса спустя, остановив машину на стоянке у мотеля, Деккер полез на заднее сиденье и положил передо мной тот самый атташе-кейс, в котором Серый держал оглушающую гранату. В нём оказалось двойное дно, под которым ровным слоем лежали толстые пачки купюр.
десь полмиллиона, не меньше.
реть из них твои, можешь забрать прямо сейчас. Остальное я поделю между мной и семьёй Джонсона.
ак скажете.
за что можно было платить такие деньги?
Деккер снова перегнулся на заднее сиденье и достал переносной холодильник Спайка.
охорони это. -попросил я, когда он его закрыл. Ловакаид уже давно перестал действовать, и теперь я понял, что раньше мне только казалось, будто у меня раскалывается голова. Вот сейчас она раскалывалась по-настоящему. -И еще, надо позаботиться о Джонсоне. У нас с ним была договорённость на этот счет, всё должно быть представлено как нападение. Плохо, что меня тоже зацепило…
могу позвонить мистеру Вонгу, и он за час найдёт Вам десять свидетелей, которые под присягой скажут, что Вы весь вечер просидели в баре и что именно там Вас и подстрелили. Выберите только название.
Вислоусый мистер Вонг. Ай да молодец.
пасибо, Деккер. Пусть так и будет. Я боюсь, что это наше последнее совместное предприятие, так что — удачи тебе.
Мы крепко пожали друг другу руки.
твести Вас домой, мистер R?
сли не трудно.
Мысленно я пытался решить, куда будет лучше всего вложить 160 тысяч. Безусловно, это очень неплохое подспорье. Кто-то же должен кормить семью, и кто, если не я?

Автор: Romson, 02 Mar. 2002
Восстановлено по архиву «нового» Ролемансера: http://rolemancer.ru/archive/2014/03/15/budni-kopa-rasskaz-v-zhanre-kiberpank.html.
© 2018–2019