Индустрия | Ролевых | Игр | На | Русском | Языке
ИРИНРЯ
1989 | 1990 | 1994 | 1995 | 1997 | 1998 | 1999 | 2000 | 2001 | 2002 | 2003 | 2004 | 2005 | 2006 | 2007 | 2008 | 2009 | 2010 | 2011 | 2012 | 2013 | 2014 | 2015 | 2016 | 2017 | 2018 | 2019
Ролевая сага «Похождения „Милашек”»
07/04/2001
Kayaker
Kayaker


※Проза

Ролевая сага "Похождения "Милашек"

С этого момента с согласия Дэна я начинаю широкоформатное описание похождения партии с именем ... ну, вы знаете это имя :) Я надеюсь на благоразумие DM-а, и считаю, что полштуки экспы за каждое описание будет для него ненапряжно, а для меня совсем неплохо, к тому же это будет иметь несомненный побуждающий к действию эффект :) Хочу так же заметить, что все имена в данной саге не изменены, а всякое сходство с реальными именами является коварным замыслом автора.

Часть 1. Леса Прос-перита.
“И не приедет поGHOSTить ...”

Мы с Фениксом вернулись с арены, волоча немого от счастья Геррика, только что победившего фаворита-дрова в игре “запыряй меня заточкой”. Потом Бердан ходил к мэру базарить на тему матчасти в области строительства церквей и спустил ему кучу денег в обмен на совет, что же ему, Бердану, делать дальше (мэр тоже тот еще субчик, будь я на месте Бердана, я бы спустил ему не деньги, а штаны и хорошенько бы нарулял по одному месту). Позже мы навестили лавку почтенного товарища, сплавившего нашему троллю отстойный ремнабор под видом спелеоснаряжения. Товарищ долго икал и запинался, но потом (при мне был симпатяга Геррик) раскололся на тему, что где-то он с этим троллем пил горькую и вообще сам не местный. В общем, к вечеру собрали мы своих “мулов” и поволоклись к шахте на курьерской скорости.
У входа обнюхали всю землю, пока не отыскали две старые вмятины, кои с общего согласия и приняли за следы лап. Потом порулили в шахту, осмотрели достопримечательности как то: сталактиты, сталагмиты и сталагматы, плюнули, вернулись назад и решили направиться к лесу.
В лес примчались под вечер, миновав одну таверну, один заброшенный поселок и одну мать героиню. Вскоре впереди показалась поляна, а справа пошли выкопанные могилы. На поляне царили одновременно отстой и застой, стояла кухня, барак ЖЭКа и три барака рабочих. Дальше в лес уходила просека, за бараками виднелись кресты. В первом рабочем бараке нас порадовал своей улыбкой скелет во втором мы ознакомились с местом_на_котором_лежало_какое-то_тело. В третьем расположилась лавка мясника, причем материалом служили те самые полицейские, коих нам и предлагалось отыскать. Внимательно все осмотрев и не прикоснувшись к экспонатам, мы решили сжечь останки героев.
Геррик с Берданом увлеченно занимались ритуалом сожжения, мы с Фениксом и Глипом готовили еду, как вдруг медитировавший невдалеке от нас Морлак исчез. Мы с Фениксом решили пожурить парня за несмешные вечерние шутки, но внезапно застали его в компании разминающей кулаки Тени. Я стукнул Тень топором по макушке и начал отчитывать Морлака за самодеятельность. На шум прибежал Бердан. Закончить лекцию я не успел. Послышался томный, с придыханием, крик Геррика, и тут даже Антон, находящийся в состоянии птицы, понял что к чему. Мы побежали занимать места.
Геррик сношался с каким-то локальным Чудом-Юдом, но при этом почему-то бил себя перчаткой по лицу. “Фору дает командир”, - решили мы, рассаживаясь поудобнее. Но я на всякий случай кинул в чужака бумеранг, а Феникс запустил кучу всякой магии, и Бердан тоже чего-то сделал. Чужаку было по барабану, а вот Геррик, утирая кровавые слюни, собрался было слинять с поля брани ввиду откровенной неопытности противника. Морлак бросился на чужого, но пропустил хук слева и double-апперкот, после чего отправился исследовать почву. Тогда-то за нашей спиной и возник баньши. Феникс решил упасть в минуса сразу (сердце пошаливало, да еще в эту боевку плохо кидался D20), я – чуть позже. Впрочем замахнуться на баньши и храбро промазать я успел. Тем временем Бердан, подняв прилегшего все-таки отдохнуть Геррика, мчался на всех парах к Фениксу – поднимать тяжелую артиллерию. Бедняга не замечал, что Геррик, коварно обманув приста, снова улегся в минуса. Так все и продолжалось: Глип сопел огнем на баньши, Бердан пытался хотя бы с четвертой попытки поднять Феникса, неизвестная тварь приближалась. В общем, тут Морлаку все надоело, он встал на колени и воззвал к Эрниту. После чего зарулял чужого одной хворостиной из лука. Да так, что чужой вышел в астрал. Не помню, что было с баньши ...
На ночевке к вечному караульному Геррику чужак явился с предложением принести ему пять человек для руляния. А также очистить лес от неподконтрольных андедов. В обмен он клялся на библии, что отыдентифаит геррикову заточку (топор – прим. авт.). Поэтому Морлака с Антоном мы отправили с первой попутной телегой в город – искать каторжников а сами занялись сотворением Hi-end ловушки для ночных гостей.
В общем, ночью к нам, вооруженным до зубов и накачанным яростью, приковыляли трое отстойных полуублюдков, еле стоящих на ходулях, и мы их всех поруляли, осветив предварительно поляну светом созданных Антоном магических фонарей. Правда, одна тварь как-то нехорошо видоизменилась и чего-то насовала Бердану но разбираться было некогда. Глип плевался огнем во врагов сквозь Геррикову спину, Геррику это нравилось, он прыгал, терял хиты и кричал “еще!”.
Утром приехал Морлак с приговоренными к смерти, тварь вышла, отыдентифаила герриков топор (отстой, одно слово, перевела в хибаре двоих хуманов в состояние андедов, поняла, что облажалась, как Челленджер, и с оставшимися хуманами свалила, сделав на прощание ручкой. Геррик остался один на один в хибаре вместе с новорожденными Гостем и баньши.
Это было бы весело, если бы не было так грустно. Нас набилось в хоромы пятеро (Геррик, я, Морлак, Антон и Глип) и каждый кричал, махал оружием и косил врагов сотнями. Глип опять развлекался, пуская чреез Геррика огонь и наблюдая за реакцией последнего. Я махал топором в сторону баньши, понимая, что топора только на один удар и хватит (пользуясь случаем, хочу передать привет Дэну и спросить, где же меня дожидается мой плюсовой топор, а то с нечистью махаться безо всякого эффекта как-то даже неприлично. Вон и Геррик с Морлаком надо мной смеются). В общем, Геррику скоро все надоело, он заметил какого-то там червячка-паучка на стене, протянул ручищу в варежке чтобы снять паучка и оторвать ему ножки, да и просунул случайно эту самую ручищу сквозь баньши по самый локоть. Баньши оглянулся, попытался достать из себя руку, пробормотал что-то про какой-то AC и рухнул на землю. Вскоре за ним последовал Гость. А еще минуту спустя в кабинку к нам заглянули Бердан с Фениксом и наивно поинтересовались, отчего мы так шумим и не было ли у нас боевки. Угадайте, что мы ответили ?

Часть 2. Глаз бехолдера

- Мама, а бехолдеры летают ?
- Летают, солнце мое, летают.
- Мама ?
- Да, радость моя.
- А кто такие бехолдеры ?
- СМЕЕ-Е-Е-Е-Е-Е-ЕЕ-Е-ЕЕЕРТЬ!!!

Я не знаю, о чем мне писать сегодня и нужно ли не писать. В пещере стоит удушливый дым, и вся моя повесть – как на ладони, нужно только потянуть за тонкую нить строки. Вот сидит Геррик и сдирает с лезвия топора упрямые клочья жареного мяса. Вот Морлак привалился к стене и тупо смотрит на меня сквозь пыльную ладонь, как заведенная машинка, сгибая и разгибая пальцы. Вот Антон молча кутается в брошенную кем-то накидку. Лицо его белое, как мел, а глаза, не отрываясь, смотрят куда-то за мою спину. Я знаю, что там. Справа от меня возится в лужице пепла Глип, и я боюсь смотреть в его сторону, потому что мне кажется, что тогда я смогу отчетливо разглядеть дыру в его груди – страшную черную дыру размером с человеческую голову ...
Все начиналось не так уж и плохо. Стоя посреди поляны, мы битый час обсуждали, как же мы будем искать в лесу оставшихся тварей. А их нужно было найти, хотя бы потому, что за эту непыльную (но, как вы успели заметить, очень грязную) работу мэр платил наличными. Решено было воззвать к Гархиону, используя заклинание Combine и силы присутствующих верующих в лице меня и Морлака. Бердан произнес заклинание и в открывшемся портале внезапно возникли две зыбкие фигуры. В правой – белоснежной, с молотом на плече – я сразу узнал Гархиона, а вот левая ... Жуткое, бесформенное тело, тысячи вращающихся глаз отвратительные псевдоподии ... Говорят, что хуже бога Эрнита может быть только сам Эрнит. В общем, свыше нам было сказано, что в лесу осталась ровно одна тварь и это именно Гость. Это нас, конечно, жутко обрадовало и еще часа два мы угробили на обсуждение схемы расположения дзотов, детализацию спутниковых карт, рытье окопов и бункеров, а также просто на трепание языками.
Господа кастеры предлагали победить гада, заманив его в тело Морлака, и, придав таким образом, его телу осязаемый вид, расстрелять из всех орудий. Ну или, скажем, еще чего-нибудь сделать. Чего именно, кастеры как настоящие Штирлицы, естественно не раскрывали, только зловеще и многозначительно перемигивались.
Короче говоря, закончилось тем, что я, Морлак и вор (как самые бесполезные в предстоящей битве из-за отсутствия необходимой экипировки) уехали в город спать, а Антон, с лежащей на нем Detect Evil и одноименной защитой, поднялся в воздух, дабы набрать летные часы. Гостя он обнаружил весьма скоро, после чего вся эта визжащая, сверкающая и размахивающая топорами толпа набросилась на бедное привидение. Гость от такого напора прямо-таки опешил и со словами “нет, вы не поняли, я со свадьбы иду” ушел в землю по самые уши. Геррик вместе со своим боевым товарищем Баруком Хазадом сразу же бросились раскидывать почву секирой, отчего Гость, испугавшись, погрузился еще глубже, да еще и ушел в сторону. Антон сатанел от бессилия и пытался кастовать штуки одна смешнее другой: Summon Insects, Shocking Grasp, Spectral Hand ... Похоже, Гость больше испугался насекомых. Феникс положил на Геррика Haste (видимо, чтобы тот быстрее копал), после чего повернулся к нам попой и, игнорируя наше “вернись, мы все простим”, помчался смотреть 138-ю серию “Санта-Барбары”. Оказывается, Гость положил на него Fear. К слову говоря, кастовал Гость по полной (Fear, Magic Jar), только партия очень удачно откидывалась. Итак, Феникс ломится сквозь кусты, Гость, выйдя из-под земли, мчится за ним, а Геррик висит на хвосте у последнего, бия и терзая его своей плюсовой перчаткой, но попадая, опять же, себе по лицу. “Мазохист он, что ли ...”, - думает Гость, в очередной раз уходя под землю. Тут все оставшиеся в живых собираются вокруг светящегося пятна и начинают с жаром обсуждать сводку новостей. Бердан сгоряча предлагает окропить нечестивое светящееся место святой водой (после чего, злой дух, должен будет, очевидно, с радостью отдаться в руки его, Бердана), но тут Феникс внезапно замечает, что спасавшая всех до сих пор защита, видимо, скоро спадет, так что махи ногами в сторону дома – это самое лучшее, что он сейчас может предложить. После чего, оставив Гостя недоумевать и крутить пальцем у невидимого виска под землей, партия в полном составе сваливает.
К вечеру мы так и не смогли дождаться партийного вора, и Бердан ругался на чем свет стоит. Однако же, отойдя за угол и засучив рясу, он внезапно увидел лежащее в канаве тело. Тело не подавало признаков жизни, но подавало признаки стойкого морального разложения. Оно было раздето и дурно пахло. И еще это было тело вора. Мысленно отпуская грехи, Бердан взваливает тело на плечо и тащит его в таверну. Там , где свисает голова вора, по рясе приста стекают мутные отвратительные потоки ... Вора обмывают и укладывают спать (что с ним было, он не помнит). Партия расходится баиньки, и только Геррик продолжает бессменно пить внизу.
Вскоре в таверну входит капитан стражи и двое солдат следом за ним втаскивают жутко обожженное тело какого-то гражданина. Оказывается, Бердан успел обзвонить всю ментуру, морги и поликлиники и дать запрос на поиск нашего вороватого товарища. “Это не ваше ?” – спрашивает капитан, Геррик спьяну отвечает, что наше, после чего остается один на один с обгорелым гражданином, от которого с тихим шуршанием отваливаются куски черной плоти. Почувствовав в дерзком эксгибиционизме гражданина что-то родственное, Геррик усаживает его напротив и, не замечая священного ужаса на лице баркипера, пьет с ним всю оставшуюся часть ночи. Они базарят за жизнь, и Геррик говорит, а внимательный гражданин слушает ...
На утро мы все же решаем отволочь тело обгоревшего гражданина в бараки стражи, причем Геррик сопротивляется и кричит, что мы отнимаем у него друга. Бердан с Фениксом волокут тело по городу в серой мешковине, потеют, ругаются и проклинают Герриково пьянство. В бараках стражи их внимательно выслушивают и говорят, что нет, никакого тела ночью никто не никуда не относил. Немая сцена. Стражник изумленно глядит на горелую плоть едко-едко говорит, что СВЯТЫЕ отцы, конечно, сами выбирают свой жизненный путь, и все их ДЕЯНИЯ – это деяния от бога, и что он лично знать не хочет, КАКОМУ богу служит отец Бердан, но не лучше ли будет, если отец Бердан прямо сейчас покинет эту обитель детской радости и света – барак городской стражи ? В общем, вскоре приходит тот самый капитан стражи и обгорелое тело у партии забирают.
Итак, к полудню, изучив добытую Антоном в библиотеке карту пиритовых шахт (вернее, неправедным путем добытую Антоном в библиотеке карту пиритовых шахт), мы уходим за город, к уже известному нам входу под землю. Мы решаем пробираться под землей под дом мэра, так как место это - едиственное, по нашему мнению, где мы можем получить ответ на многие вопросы связанные с пропажей Проса и его кристалла.
Я не буду описывать, как мы шли под землей, как отыскивали начерченные мелом на стенах штреков стрелки (их, очевидно, оставил тролль), как миновали большой пролом в перегородке, перегораживавшей проход в длинный прямой тоннель, ведущий к дому мэра (рядом с проломом валялась кирка) и как, наконец вышли к огромной дыре в правой стене тоннеля, за которой зияла чернота. Геррик вошел в дыру первым, мы с Морлаком – за ним, остальные столпились по ту сторону. Пещера была огромной и где-то в глубине ее возвышался каменный постамент, на котором что-то лежало. Я пошел в обход по правой стороне пещеры, Геррик – по левой. Пофигист Морлак двинул напрямик к постаменту. Спустя десять секунд под его ступнями взвился и осел пепел. Я миновал колодец в стене пещеры, уходящий вверх, когда Морлак подошел к постаменту и протянул руки, пытаясь дотянуться до предмета, лежащего наверху. (Как мы поняли позже, предметом этим был странного вида каменный шар, облепленный как будто большими змеями. В огромном отверстии, выбитом в шаре, лежал кристалл, как две капли воды похожий по описанию на тот, о котором нам говорил Хедвик.)
Я помню, что тогда мое сердце ударило громко и отчетливо – БУМ ! Это было как сигнал, как безумная точка отсчета тому, что произойдет. Из за постамента поднялся чудовищный глаз, и вслед за ним появилось все тело. Змеи. Змеи росли из него, они жили в нем, они им питались и кормили его одновременно.

Это был бехолдер.

БУМ! – и у меня еще треть секунды, чтобы вспомнить все, что я уже совершил и забыть обо всем, чего я совершить не успею. Змеи вскидываются и глаза их загораются всеми цветами радуги ...
БУМ! – и рот Морлака, вытягивающего руку с фонарем, застывает в каменном крике. По телу его расходятся трещины и каждая из них похожа на смеющуюся змею ...
БУМ! – и орущий на бегу Геррик взмывает в воздух, и кажется, будто гигантская невидимая рука с размаху бьет его о стену ...
БУМ! – и я, крикнув Глипу сбить шар с постамента, одновременно швыряю в него метательный топор ...
БУМ ! – и каменный предмет, лежащий на постаменте, взмывает в воздух, а мой топор проходит прямо под ним. Дракона отшвыривает от постамента на несколько футов, он переворачивается в воздухе и ошарашенно крутит головой ...
БУМ! – и в глазах дракона загорается и гаснет голубой огонь, он разворачивается на меня, но потом трясет головой и опять разворачивается к бехолдеру. Я пытаюсь кричать, но у меня уже каменное горло и слышится только шипение. Ноги у меня тоже каменные, и когда я пытаюсь сдвинуться с места, я не могу сделать ни шага. Я вижу свою левую ладонь и чувствую, как в венах застывает каменная кровь, и с ногтей сыпется вековая пыль ...

Теперь я не слышу. Передо мной змеи и их огонь.

Всполох! – и Геррик прыгает, ударяя по твари топором, а дракон изрыгает пламя ...
Всполох! – и перед Фениксом загорается голубая прозрачная стена. Заклинания Феникса и Бердана бессильно разбиваются об эту стену ...
Всполох! – и Бердан, выламываясь из-за стены, бросает в бехолдера статуэтку Ллойд. Феникс что-то кричит сквозь стену, но я не слышу слов ...
Всполох! – и каменный священник останавливается, не пробежав и десятка шаго. Камень, везде этот камень ...
Всполох! – и змея выпускает черный луч, который проходит сквозь моего дракона. Мне кажется, что падает он бесконечно долго ...
Всполох! – и Антон с вором катаются по земле, пытаясь убить друг друга. Феникс поднимает руки, кончики его пальцев вспыхивают и гаснут, будто задутые ветром ...
Всполох! – и каменный шар опускается вору на затылок, раздавливая голову. Антон вскакивает и бежит к выходу, но его догоняет черный луч ...
Всполох! – и Геррик, бросавший в змей топоры, теперь только смотрит вверх каменным взглядом ... Всполох! – и все вокруг заливает ослепительно белый свет. Дикая боль в глазах, я пытаюсь кричать, но не бывает крика камня и я теряю сознание ...

Первым пробуждается Антон. Он лежит на камнях голый, и на его груди быстро затягивается отвратительная черная дыра. Антон пытается встать и заходится в кашле. В пещере клубится дым и тонкий острый луч, идущий от посоха человека в черном, танцуя по стенам, выхватывает из мрака одну за другой немые каменные фигуры. Человек стоит у постамента, и рядом с ним лежит огромный подрагивающий шар, обвитый быстро умирающими змеями. Умирая, они превращаются в камень ...
Человек поднимает руки, и Антон видит магию, о которой до этого только читал в сносках на страницах старых томов. Каменные фигуры одна за другой начинают оживать ...
Потом человек с посохом говорит. Он говорит долго, и кристалл у его ног лежит, как послушный пес. А когда он замолкает, один из дварфов опускается на колени и просит спасти дракона ...

Часть 3. Суета сует.
"Что за шум а драки нет ? Ю.Лужков"

Модуль был странный, предскиповый, поэтому попробую вкратце.

Хедвик перенес нас в Архар-Синит, где и поведал пронизанную печалью историю о Просе, пропавшем с кристаллом в подземелье бехолдера. Дело было так. Заглянув в пещеру, Прос натолкнулся на маму нашего стоглазого знакомого из предыдущей части. Маму Прос случайно убил, а вот сыночек оказался не промах и в свою очередь приласкал Проса. Тролль же Брассип, почувствовав неладное, спровоцировал открытие сезона охоты на мэра, после чего сам полез в шахту на поиски кристалла. Там он и окончил свой богатый жизненный путь - пепел на полу пещеры, оставшийся после desintegrate, говорил сам за себя.

В общем, стоим мы перед Хедвиком, мнемся, кружки на полу носочками выводим. Антон вообще без одежды стоит - прикрывается своим Tome Of Magic. Он нам потом сказал, что петельку на него приладит, чтоб держать не надо было. Тут Феникс возьми и ляпни, мол, не знает ли Хедвик, нет ли в городе сероэльфийской общины. Морлак сразу прикалываться начал, что, мол, да, есть, и не одна там бомжей-эльфов вчерашней похлебкой кормят.

Короче, надоело все это Хедвику и отпустил он нас на перемену.

Не знаю, кто как, а мы с Берданом, Антоном и Фениксом пошли топор покупать. Мне, естественно. Дракон тоже полетел, по приколу. И прикололся - навыбивал окон и дверей в оружейных лавках на 87 голдов с гаком. Я его уж и так и сяк отчитывал - никак не может научиться находиться в обществе приличных джентльменов.

Короче говоря, в пяти самых дорогих лавках топоры были и нехилые, только вот денег на покупку таких топоров у этой, во всем остальном замечательной, партии никогда не было и не будет. Бердан торговался как зверь - навешивал спагетти, будто топор нужен партии для спасения гномьих (если продавцом был гном) либо дварфийских (если продавцом был дварф) дев, из чего продавцу следовало уменьшить цену на порядок. Продавцы были дикие и не давались :) В одной лавке Антон (уже не обнаженный, но одетый в лучшие тряпки от спецкорпуса) выискал себе плюсовой даггер и тут же испытал его на мне (целился в макивару), сняв 4 хита. Бросок ему не понравился, он решил пульнуть еще, но тут уже мы с драконом предусмотрительно вышли. По-моему, Антон снова промазал.

Топор мы нашли в лавке классом похуже, и был он плюсовой, и торговал им седобородый бывалый дварф, и я сразу сказал ему, что топор его вынут из отстойной ямы, и он предложил мне сразиться с ним без брони - он со своим плюсовиком, а я - со своим восьмиголдовым. Мы сразились и чуть друг друга не поубивали (позже Дэн сказал, какой у старого воина был уровень и понял, что спасся чудом), но потом согласились на боевую ничью, и он предложил мне свои услуги по доведению моей сопливой персоны до уровня гранда в топоре. А топор я взял, почти не торгуясь, за 550 gp.

Потом мы двинули на Красную Площадь в поисках объявлений о найме. Но объявления были все как одно отстойные и отряд наш загрустил. Дело шло к скипу, но тут случилось одно происшествие ...

Где-то ярдах в двухста от нас, за домами, скинули ядерную бомбу и от грохота заложило уши. Мы, как самые обыкновенные джентльмены, помчались к эпицентру (!), на ходу размахивая мечами и магией. Прибежав, видим огромный столб завивающегося к небу дыма, вокруг которого сверкают молнии и летают какие-то отстойные полупрозрачные твари. Рядом стоит, подрагивая, башня нашкодившего засранца-мага, а у столба завис Хедвик и отмахивается от летучек. Молнии бьют в толпу горожан. Ну, файтеры с божьей помощью и с какой-то матерью бросаются в самую гущу (Морлак с ходу под предлогом атаки тварей насаживает на стрелу ни в чем неповинного стражника), а маги вспоминают, что они без мема(!). Так бы и померли с горя, если бы не доброта ДМ-а (долгая ему лета). В общем, подрались мы на славу, завалили 4-х летучек общим весом в 40.000 XP и спасли Хедвика от неминуемого поражения. Остальные твари, числом до полусотни, испугались нас до невменяемости и улетели умирать от позора к себе в измерение (Дэн, а экспа от их смерти тоже нам пойдет ? :))). Кстати, прикол: партийный фор всю битву хайдался. Под конец получилось :)

В общем, прославились мы в веках и решили сделать скип времени - магам нужно было новые спеллы поучить, а файтерам - тоже какой-нибудь фигней позаниматься.

Вот и все, дедушка. Я тебя очень прошу, забери меня отсюда. Kayaker.

продолжение следует ...

Восстановлено по Way Back Machine: [1].
© 2018–2019