Индустрия | Ролевых | Игр | На | Русском | Языке
ИРИНРЯ
1989 | 1990 | 1994 | 1995 | 1997 | 1998 | 1999 | 2000 | 2001 | 2002 | 2003 | 2004 | 2005 | 2006 | 2007 | 2008 | 2009 | 2010 | 2011 | 2012 | 2013 | 2014 | 2015 | 2016 | 2017 | 2018 | 2019
Энциклопедический словарь литературного маразма

Энциклопедический словарь литературного маразма.

Все же что-то было не так... Точнее даже, все было не так. Ну или почти все. Хотя нет... С антуражем-то как раз было ол райт. Стильный был этот самый антураж-то. За пол дня тусования по местным достопримечательностям здешняя архитектура так и не явила мне хоть какого-нибудь крохотного штриха, который можно было бы, пусть даже с определенной долей натяжки, назвать прямой линией. Тутошние геометрические фигуры и тела , создавалось впечатление, подчинялись каким-то своим собственным странным законам... Причем в строгом соответствии: одна штука - один закон. А вместе - сплошной беспредел. Само собой , рассуждать о каких бы то ни было пропорциях, пусть даже самых простых и предельно локальных, в отношении окружающих меня примеров местного зодчества можно было с тем же успехом, что и пытаться обнаружить полезные для организма вещества в теории единого поля. По моему , данные категории ( местная архитектура и пропорции ) взаимоисключали друг друга по дефолту... И с цветом тоже все было ОК. Я так и не смог найти хотя бы один... В том смысле, что хотя бы один знакомый. Скорее всего, тут их просто не было, а присутствовали одни лишь только оттенки... Причем все и всего... И одновременно... И постоянно менялись... Если дополнить сие абсолютной тишиной, такой, что даже собственные шаги и дыхание совершенно не прослушивались ( кстати, также как и те два червекрота, которые вылезали из стен и бросались на меня в полной тишине, так что если бы не мое знаменитое чутье на опасность и не менее знаменитая реакция... ), и настолько же абсолютно неподвижным, но кристально чистым и свежим, словно в сильный мороз в лесу, но только без морозной резкости, воздухом, то все это вполне соответствовало тому месту, в котором я очутился, и тем обстоятельствам, которые меня сюда привели.

Но вот то, что за пол дня непрерывного прогуливания внутри сего предмета зависти всех свихнувшихся стройдизайнеров мне встретились всего лишь только два червекрота... Твари они ,конечно, кусачие и вполне могли бы, если повезет ( или не повезет - тут уж кому как ), отхватить руку-ногу, а то и голову ( особо ежели учитывать местную специфику ) зазевавшемуся искателю-приключений-на-собственную-задницу, даже невзирая на доспехи и прочие кольчуги. Но для более или менее олдового спеца по рубке-стрелянию-укалыванию, к коим, смею надеяться, отношусь и я, сей гибрид дождевого червя, крота и посатижей вряд ли представлял сколько-нибудь серьезную опасность.

Что уж тут говорить, столь бедная флора и фауна вполне могла бы иметь место в провонявшей дерьмом и прочими отходами человеческого бытия канализации какого-нибудь, не менее провонявшего, задрипанного городка... Если не считать, конечно, крыс ( хотел бы я увидеть того идиота, который решился бы их сосчитать )... Но то место, где находился я, еще раз повторюсь, никак нельзя было назвать грязным и вонючим... И безопасным его назвать тоже не было ну никакой возможности.... Сделать это мог разве что только полный-абсолютный дебил-кретин, чье девственное сознание за всю жизнь не посетила ни единая, сколько-нибудь разумная мысль... Ибо любой объект материального мира, к появлению которого приложил свою руку, ногу, левую пятку, а то и еще какой-нибудь свой орган ( или член ), Кривой Абрахам, просто не мог быть безопасным... Никак не мог!

На Северо-востоке Тысячелетней империи, почти на границе с до сих пор жрущими сырое мясо и не знающими железа талгаями, лежат горы. Называются они просто - Мертвые. И свое веселенькое названьеце получили еще в те времена, когда далеко на Юге только-только стронулись со своих родных пастбищ бесчисленные и постоянно воевавшие между собой племена ашеров, в последствии и завоевавшие все те земли, что составили основу нынешней великой империи... В недобрый час для окружавшего их мира нашелся некто, наверное, самый сильный и злобный, сумевший объединить этих вонючих ублюдков... А до этого назывались эти горы как-то даже совсем наоборот. То ли Цветущие, то ли Райские. Словом, что-то такое щедрое и обильное... И росло-цвело-плодоносило там, говорят, всякого нужного и полезного совершенно бессчетное количество..! Чего там только ни росло! Многое из того с тех пор больше уже нигде не растет... Да уж... И народу там жило тоже великое множество... Неплохо жили, наверное... Ну а в один, не самый, понятное дело, прекрасный для всего этого цветущего-живущего день, сей райской идиллии был положен свирепый конец... Если не сказать хуже... Горы проснулись. И устроили представление. Знатный, должно быть, получился фейерверк, если слышно его и видно было, как болтают, за сотню миль. Может , конечно, и врут. Да уж больно много времени прошло с тех пор. Со свидетелей не спросишь. А уж тех, кто наблюдал это зрелище непосредственно из партера... Не думаю я , что они могли еще с кем-нибудь поделиться своими впечатлениями... Пару-тройку веков после там вообще не водилось ничего живого. Да и мертвого было не так чтобы уж очень большое разнообразие. Скалы, камни, застывшая лава... Вот и весь ассортимент... Ну а потом мало-помалу кое-что начало произрастать. Затем появились и те, кто употреблял это растущее, кушал то есть; затем - те , кто употреблял этих употребляющих. Ну а человек - он, известное дело, выживет где угодно. Лишь бы было что пожрать и где посрать, уж извините за выражение. Словом, поселились там и люди. И прижились. Вот только место было уж очень нечистое. И не в том смысле, что грязное... Совсем даже наоборот. Славились тамошние горцы как редкостные чистюли... Было в этих горах другое... Боль была... Боль мучений и страданий бесчисленного количества людей, когда-то заживо сожженных и погребенных. И она - боль, то есть - не умерла.

Она по-прежнему жила в этих проклятых богами местах, и вместе с ней жили ее вечные спутницы-подруги - злоба и ненависть. Злоба на весь мир, и ненависть ко всему, что было живым. И зло сие понемногу отравляло сознания поселившихся там людей. Из года в год, из века в век, из поколения в поколение. И со временем превратились тамошние горцы не то чтобы в полных сволочей, но и хорошего о них говорили очень мало. Тут еще надо добавить, что опять-таки должно быть под влиянием неведомых сил, царящих в тех местах, очень много рождалось средь горных жителей людей с сильными магическими способностями. Но так как ученых, да и просто грамотеев в тех местах было сыскать труднее, чем Морского змея в пустынях Аз-Аира, то , разумеется, знали об этой магии очень и очень немного. Не то , что у нас , в центральной части Империи, где мудрецов-профессоров чуть ли не двенадцать на дюжину, каждый с легкостью объяснит вам принципы любого известного магического явления, и даже кое-каких неизвестных. Вот только показать самое примитивное огненное заклинание способен едва ли один из этой дюжины, а уж пользоваться действительно настоящей магией может вряд ли и один из тысячи. Я не говорю про великих магов. Таких за всю историю цивилизации можно пересчитать по пальцам одной руки... Да-а-а... А у горцев все было как раз наоборот. Долбануть вас приличным фаерболом там мог чуть ли не каждый второй. А каждый десятый мог при нужде организовать вам очень даже ничегошный душ. Из камней и обломков скал. Вот только целительные свойства подобного душа вызывают у меня большие сомнения. Но то ли сила их действовала исключительно в родных горах, а, скорее всего, по причине природной нелюдимости и отсутствия интереса к чему-либо еще, кроме как к собственной жизни, но носа своего они за пределы родных земель почти что не казали... Нельзя сказать, чтобы меня это сильно расстраивало. Тут вот одного Абрахама вспомнишь - и то потом целую ночь будут кошмары сниться. Да, так вот носа своего они предпочитали не казать, но , как говорил в свое время одноногий Баррки, нет ничего хорошего, чтобы оно не кончалось после нескольких кружек Гиррийской кислятины... А уж он-то в этом разбирался... Я имею в виду в том пойле, что продают в кабаках Нижнего города нашей великой столицы, чтоб ей захлебнуться блевотиной сброда, именуемого гражданами Великой империи... Ну да ладно, что-то меня совсем занесло, хотя тоже понять можно...

Да, так вот, а Абрахам родился в одной из деревушек, что находятся почти на границе с Мертвыми горами. Надо сказать, что места там тоже не очень радостные. Все же такое соседство, знаете ли, не могло не сказаться... И люд, живущий в этих деревушках, тоже не бог весть какие весельчаки. И чего, спросите вы меня, поселились они там? Нашли бы себе места повеселее. Ну что тут сказать... Думается мне, что в Империи нашей для тех, у кого род не ведется от какого-нибудь вонючего сотника из банды Арруна, Величайшего из Величайших, первого Кагана всех Ашеров, давшего в последствии начало династии Небеснорожденных, у кого всех богатств - земли надел, полудохлая кляча да деревянная соха, места веселые вряд ли вообще сыщутся... Разве что на пытошном дворе одного из местных управлений Департамента налоговых и таможенных сборов... А у гор этих места, надо сказать, для вольного фермера почти что райские: земли - бери, не хочу, причем хорошей земли, что да, то да; климат там на удивление, холодные северные ветра как будто всю свою силу теряют в Мертвых горах, и на юг прорывается разве что слабый дождик да редкий снег зимою.... Если бы еще не нечисть всякая... Думаю все же, что жить там по этой причине было бы совершенно невозможно, кабы не помощь горных колдунов. Тем видать, несмотря на всю свою силу, жрать тоже хотелось. А какую жратву в тех горах найти-то можно... Разве что упыря зажарить... Так что наладилось между соседями что-то вроде торговли... Мука, хлеб, мясо, ткани, кожа, да много чего еще менялись на амулеты, обереги против нечисти, прочую защиту... И еще на камни... Драгоценные и не очень, коих в тех горах судя по всему водилось в количествах невероятных. Изумруды, алмазы, рубины, топазы ... И это только самые что ни на есть ценные... А сколько было еще прочих, подешевле... Так что жилось крестьянам там очень даже неплохо... Хотя к примеру меня заставить переночевать в тех местах мог бы разве что интерес к моей персоне со стороны почтеннейшего Мастера Астурра , глаз и ушей Небеснорожденного, главы департамента Общественного спокойствия... Да и то трудно сказать, что было бы хуже...

Ну и порой рождались в тех деревнях детишки не обделенные магическими талантами... Хотя было их куда как меньше чем в горах, и силы их были не те... Как правило... Говорят, что Уолтер

Фоленстоун, один из величайших магов прошлого, тоже был родом из одной из таких деревенек... И у Абрахама его магический талант по слухам проявился тоже достаточно рано. Причем уже тогда было видно, что силы у парня будет достаточно. Не был он в то время еще никакой не кривой, да и характер его был вполне обычный. Нормальный деревенский парень из глуши. Но дети есть дети, а тем более если пацан. Всякие там игры, забавы, зачастую весьма рискованные. А коли еще и способности имеются к магическим штучкам... Словом, случилось то, что зачастую и случается с разными неумехами, взявшимися поиграться в волшебные игрушки. Никто до сих пор точно не знает, что же произошло, но поговаривают, что удалось парню вызвать каменного демона. А тварь эта весьма скверного характера, да и силы немалой. Многие весьма и весьма мастеровитые маги лишались здоровья, а зачастую и жизни, вздумав заполучить себе подобного слугу. А тут девятилетний мальчишка... И тем не менее когда этот демон, судя по всему, решил отведать свежатинки, то у парня, скорее всего со страху, проявились его немалые таланты. Короче, шуму случилось преизрядное количество, и когда его утром отыскали, то лежал он на земле один возле глубокой дыры, в луже собственной крови, без правого глаза и с покалеченной левой ногой. А от демона остались одни только зубы. Хотя вроде как должен был он быть бессмертным ( зубы в последствии пошли на ожерелье, коие великий маг носил до конца жизни на шее на манер женских бус )... Жизнь Абрахаму в конце концов спасли, но стал он с тех пор зваться то кривым, то хромым, а то и тем и другим сразу. Только звать его так старались тогда, когда сам он этого слышать не мог. Ну оно и понятно... И уж совсем неудивительно, что характер у парня начал портиться. Нередки стали случаи, когда с теми, кому не посчастливилось вызвать гнев юного калеки, приключались всяческие неприятности... То оступится на лестнице, да так неудачно, что ногу сломает, то глазом на ветку напорется... В общем, поселился в душах у людей страх. А где страх, там ясное дело и до ненависти недалеко. . И родителям приходилось несладко. Хоть и был он родным сыном, да только любви особой с его стороны не замечалось. Доставалось и им тоже. А парень-то был совсем еще пацан, не воевать же ему со всей деревней. И кушать что-то надо. Одной магией сыт не будешь... Ну и в один прекрасный для его односельчан день, подался он на север. Да любому дураку и так было ясно, что там ему самое место. Словом, ушел Абрахам на север, и десять лет о нем не было ни слуху, ни духу. Ну а через десять лет, почти что день в день, он вновь опять появился в родной деревне. Нельзя сказать, чтобы жители от этого шибко обрадовались. Скорее наоборот, решили, что теперь-то он им все припомнит: и прозвища обидные, и пакости мелкие, и ненависть общую.

Да только ему уже в то время люди были вряд ли интереснее, чем какие-нибудь жуки-букашки в лесу. И в деревню он явился отнюдь не для того, чтобы сводить старые счеты. Думаю, что былая вражда для него имела не большее значение, чем слезы только что купленной юной рабыни для жирного айранского купца, решившего лично убедиться, что немалые деньги были им потрачены не зря... Вероятнее всего, что Абрахам и сам не знал, зачем же он вернулся. Все же чужак - он везде чужак, и прижиться в горах ему так, наверное, и не удалось, а больше деваться ыло некуда. Прожил он в деревне года два, и даже слепому было видно, что силы магической в нем!.. Даже и сказать тяжело сколько! Известно, что его отец, навещавший иногда сына ( кровь все же родная ), однажды пожаловался на неровное поле. Мол, пахать из-за этого тяжело. Так наутро, когда люди проснулись, то решили сначала, что всей деревней умом тронулись. Местность вокруг была плоской как стол... До самого горизонта... Только Мертвые горы высились на Севере... А ведь раньше холмов тут было куда как поболее , чем ровных участков... Деревня и сама стояла на возвышенности.

Восстановлено по базе «старого» Ролемансера, предоставленной FatCat.
© 2018–2019